Всё о личных финансах и инвестициях

:


http://www.bkdp.org/news/1/1479/oleg-a-aevi-ye-li-eb-o-ae-pobedi-elem-dolzhen-dviga-ol-ko-vpe-ed/

Версия для печати / Оригинальная версия






ОЛЕГ СТАХАЕВИЧ: «ЕСЛИ ТЫ СЕБЯ ОЩУЩАЕШЬ ПОБЕДИТЕЛЕМ, ТЫ ДОЛЖЕН ДВИГАТЬСЯ ТОЛЬКО ВПЕРЕД»



Самый упоминаемый в прессе профсоюзный активист Беларуси — Олег Стахаевич, рассказал www.belnp.org о том, почему решил стать профсоюзным лидером, зачем в детстве он начал заниматься спортом и для чего нужно бороться со страхом.



Ты и в детстве был таким активным?
- Нет, я с самого детства был застенчивым, робким ребенком и довольно слабым. Во втором классе я был практически самым слабым. Это меня угнетало. С седьмого класса я начал предпринимать определенные шаги по изменению себя. Я пошел в тренажерный зал и начал постигать азы бодибилдинга.
Очень люблю футбол. В детства я мечтал быть футболистом. Был поклонником команды "Динамо Киев" и моими футбольными кумирами был Олег Блохин и Виктор Чанов.

Сегодня есть любимый клуб? За ФК «Гранит-Микашевичи» не болеешь?
Нет, сегодня я не являюсь поклонником конкретного футбольного клуба. Мне нравятся и российские клубы и итальянские, «Барселона», это абсолютно не важно. Мне интересна команда «Гранит» по мини-футболу т.к. я играл небольшое время в ее составе, а фанатом основной команды не являюсь, только интересуюсь результатами.

Занятие спортом как-то корректирует твой характер, либо оно проявляет его?
- Конечно, сначала корректировал, а сейчас его проявляет. Раньше я занимался спортом по принципу – здоровье, сила, красота, а позже пришел к тому, что если занимаешься чем-то, то нужно иметь определенные результаты.

Ты любишь побеждать или интересен сам процесс соревнования?
- И то и другое. Мне интересно быть задействованным в самом процессе. В спорте ты правильно учишься принимать неудачи и понимаешь, что неудача, это составляющая часть успеха. Это как ступенька, которая приближает тебя к победе. И в жизни точно так же. Если ты после первой неудачи разворачиваешься и идешь в обратную сторону тогда ничего не добьешься.

Олег, а какую первую профессию ты освоил?
- Я закончил Солигорский горно-химический техникум в 1998 году по специальности -- бурение нефтяных и газовых скважин. На тот момент не было определенной цели, поэтому поступал бессознательно вместе с друзьями. Позже по окончании Московского государственного открытого университета я получил профессию горного инженера.

Когда ты учился в Солигорске, ты не слышал о Независимом профсоюзе?
- Откровенно говоря, не слышал. На мой взгляд профсоюзу нужно работать на уровне учебных заведений. Из личного опыта знаю, что Независимая профсоюзная организация не помешала бы. Помню, как из-за одного безобидного инцидента меня лишили места в общежитии и не было никого, кто бы мог мне помочь.

А ранее, до вступления в БНП, у тебя были конфликты с начальством?

- Я по себе не бунтарь, однако, не могу терпеть несправедливость. Во время моей учебы в Солигорске здесь процветало вымогательство денег у иногородних студентов. Я никогда не давал никому денег. Это было делом принципа.

Также был один конфликт на предприятии, когда я только устроился на «Гранит» меня за один проступок в конце года лишили 100% премии и тогда я обратился в комиссию по трудовым спорам, с помощью которой вернул себе премию. Не только себе, но и всем, у кого были «залеты» за прошедший год.
Вот из таких мелких жизненных ситуаций и формируется твоё я, твой характер.

Сегодня у молодых людей твоего возраста совсем иные жизненные приоритеты. Тебя ценили на предприятии, возможно даже гордились, если верить местной периодике. И вдруг — Независимый профсоюз. Тебе это нужно было?
- Нужно. Но в этой ситуации я больше смотрел на людей. Имея убеждение, что людям необходимо помогать, я и решил, что мне это нужно. Также я исходил из своих убеждений и накопленного за 11 лет работы на предприятии опыта.

Было видно, что у людей накипело от хамства и лицемерия руководства, от ухудшения условий и оплаты труда. И ведь эта ситуация не первая, это происходило неоднократно, и тому пример 2010 года. Именно тогда вся наша бригада написала заявления о выходе из профсоюза ФПБ, а другие бригады нас не поддержали, их успели "убаюкать". Ровно год у меня лежали эти заявления в шкафу.

В очередной раз ситуация накалилась в 2011 году и снова работники обратились ко мне. Однако мне было нужно видеть, что это не очередная болтовня в раздевалке.
Ключевым моментом была пятиминутка в начале рабочей смены, когда директор собрал бригаду и якобы дал нам возможность задать ему вопросы. Однако как только я решил поднять накипевшие вопросы он не дал мне возможности даже раскрыть рта со словами: «Кто ты тут такой! У вас тут, что — десять бригадиров?»

Это стало последней каплей, после чего я принял для себя решение не оставаться в стороне от происходящих событий.

Тогда и возникло решение создать Независимый профсоюз?
- Это решение возникло спонтанно. После написания заявлений о выходе из эфпэбэшного профсоюза мы не думали ничего создавать. Мы уже знали, что ситуацию нужно решать, а вот с помощью какого инструмента не знали.

А почему вы вышли из провластного профсоюза, кто вам подсказал эту идею?
- Да сами к этому пришли. Знали, что есть якобы профсоюзный лидер Якубович Н.И., который только и делает, что отбывает свое рабочее время. Мы даже не ожидали такой реакции, которая будет из-за нашего выхода из госпрофсоюза.

После выхода кто-то из наших работников предложил – давайте обратимся к Независимому профсоюзу за помощью. Потому что Независимый профсоюза, за все 11 лет, которые я работал, всегда был на слуху.

К этому моменту руководство предприятия потеряло окончательно доверие трудового коллектива т.к. решало проблемы лишь единовременными подачками. И как только у работников возникали претензии к руководству, люди сразу же вспоминали Независимый профсоюз о том, что когда-то в начале 90-х здесь действовала первичка НПГБ.

После предложения ребят мы связались сначала с НПГ, а они нас перенаправили в Белорусский Независимый профсоюз. Через день с нами связался председатель Николай Зимин и мы договорились о встрече.

Для нас Солигорск и «Беларуськалий» всегда были хорошим примером того, как рабочим можно добиться приемлемых условий и оплаты труда. Как можно вести диалог с руководством, имея при этом свой профсоюз.

После того, как тебя избрали председателем первички, ты для себя ставил определенную задачу?
- Достигнуть конструктивного взаимодействия и взаимоотношений рабочих с руководством предприятия при наличии настоящего профсоюза. А от этого все остальное бы решалось и условия, и оплата, и охрана труда.

На твой взгляд, какие ошибки были допущены тобой при организации первички профсоюза?
- В первую очередь, это недостаток информации. Прежде чем что-то начинать нужно быть полностью информированным в этой сфере. Нужно было знать, как она создается, какое противодействие будет ощутимым, как этому противодействию противостоять. Как правильно работать с людьми, как придать им уверенности. Все это мне было неизвестно, а у нас все получилось спонтанно.

После этого страх или опасение не появилось, что не справишься?
Абсолютно нет, никакого страха либо опасений. Я нормальный человек и мне это все присуще, как и всем. Но в этой ситуации я этого не ощущал. К тому же, если ты умеешь правильно управлять своими страхами, это приносит только пользу.

После несправедливого лишения тебя водительских прав, не возникала мысль бросить все и вернуться к прежнему порядку жизни?
- Ни разу не задумался даже об этом. Ни на секунду не было сожаления по поводу того, зачем я в это ввязался. Если ты себя ощущаешь победителем, ты должен двигаться только вперед. Если же ты разворачиваешься – ты проиграл.

Десятки судебных разбирательств, обращений и жалоб за последние полгода. Наверное, это утомляет, особенно, когда видишь их бесперспективность. Кроме обращений в суд, какая сегодня проводится работа в первичке?
- Сегодня, в первую очередь, я занялся более углубленным изучением азов о том, что такое профсоюз. Во-вторых, это работа с людьми, их объединение. Ведь стену можно повалить можно только вместе, организовано, солидарно друг с другом. Для этого с людьми нужно постоянно работать. И результат на лицо – в период с мая по июль были подняты зарплаты практически в три раза. И как только бдительность членов профсоюза ослабла, в августе месяце зарплата упала довольно ощутимо. Водители БелАЗов, которые в мае — июле получили зарплаты в 10,5 миллионов, в августе получили 7 миллионов. И сразу же люди начали возмущаться. А толк от этих возмущений? Никакого. Необходимо организовываться! Сегодня перспектива развития организации остается, просто не нужно останавливаться.

Даже после того, как администрация избавилась от пяти активистов? Остаться безработным в маленьком городе ведь – это трагедия.
- Это трагедия для тех, кто мыслит узко. Прошли те времена, когда работа была только в том населенном пункте, где ты проживаешь. Бояться потерять низкооплачиваемую работу тогда, когда огромная масса людей ездит в Россию сегодня и зарабатывает в три раза больше, выполняя ту же работу что и здесь.

Тут не должно быть страхов. Это прекрасная возможность чтобы научиться контролировать свой страх. Преодолев свой страх, можно добиться той же зарплаты как в России у себя в Микашевичах. Зачем бежать от проблемы, проблему нужно решать.

Я так понимаю недовольство на «Граните» было практически у всех работников. Почему вас в самом начале поддержало только 600, а после «обработки» осталось только 200?
- Нашим активом было первоначально принято решение не вовлекать в наше движение максимум работников, а своими действиями показать пример другим рабочим.

В рамках нашего предприятия это, наверное, было неверно принятое решение. Я думаю, что была возможность привлечь и две тысячи недовольных, но сыграла наша неопытность. К том же проблемой стала наша неопытность и не информированность людей. Прежде чем чего-то добиться в этой агрессивной среде, необходимо подготовить людей.

Ты считаешь, что две тысячи работников могли бы написать заявления о выходе из ФПБ?
- Я уверен в этом на все 150%. Эта атмосфера висела не только над предприятием, а над всеми Микашевичами.

Меня интересует такой вопрос. Ведь все работники и управленцы «Гранита» живут в основном в одном маленьком городе, являются друг другу соседями или родственниками. Сама ситуация на предприятии остается за стенами производства или «баталии» переходят на улицы Микашевичей?
- Нет, не переходят. Это особенность нашего менталитета. А ведь со многими управленцами мы учились за одними партами, ходили в один детский сад и играли в одном дворе. И вдруг эти люди начинают идти против тебя и твоей семьи. Реально начали гадить. Мне на самом деле это было неприятно видеть.

Те, кто участвовал в подавлении рабочего движения на предприятии стали не так уверенно себя чувствовать на улице. Это было заметно на 1 мая 2012 года, когда нам отказали в проведении митинга на стадионе и там мы увидели всех этих «деятелей», которые передвигались только в сопровождении сотрудников милиции. Очевидно, что они боятся нас. Им не присущи базовые ценности, основанные на доброте, взаимопомощи, взаимоуважении, а ведь это ужасно.

Тебе не было обидно видеть статьи в районной прессе о том, что активисты БНП в Микашевичах сплошь наркоманы и бандиты?
- Все смеялись с этих статей и ее авторов. Очевидная заказуха и ложь. Мы же все друг друга знаем с детства и знаем, кто, чем дышит, и писать такой бред… Поэтому смех людей — это оценка той мерзости, что была напечатана. А обидно то, что это же издание трижды писало обо мне ранее и характеризовало меня с положительной стороны.

Сегодня ты безработный? Работа на общественных началах в роли председателя тебе не приносит дохода, чем зарабатываешь на жизнь?
- Первое время жил за счет солидарной поддержки Белорусского Независимого профсоюза. Наши братья из Новополоцка, Солигорска, Минска помогали. Сегодня живу за счет небольшого бизнеса, которым занимался, будучи еще работником «Гранита», а также за счет своих накоплений.

Кроме комментариев и интервью лидер должен периодически общаться со своими членами профсоюза. Когда ты в последний раз выслушивал проблемы из уст работников? Какие вопросы сегодня волнуют рабочих «Гранита»?
- Да все те же, они не меняются и не изменились сегодня. Они могут быть решены только при закреплении этих вопросов в колдоговоре. А для этого необходимо участвовать в заключении колдоговора. Нужно сесть за круглый стол с администрацией предприятия. Ну а для этого необходимо желание решать свои проблем и осознание того, что решить эти вопросы можно только сообща. Поэтому все зависит от людей. Все это мне напоминает аналогию с человека, который стоит у колодца и хочет пить, но боится.

У тебя нет в планах вернуться в качестве работника на «Гранит»?
- Откровенно говоря, у меня нет большого желания возвращаться на предприятие, где такое руководство. Однако сам процесс повторного трудоустройства на «Гранит» я просто обязан пройти.

Как к твоей деятельности относятся родные?
- Отлично. Отец сразу сказал: я буду тебя поддерживать во всем. И морально и материально. Потому что он сам всегда боролся с несправедливостью. Работая на «Граните» еще в советские времена он неоднократно обращался в суд и выигрывал его у администрации предприятия. К нему постоянно за помощью обращались работники, и сам он себя в обиду не давал.

Если отмотать время назад в декабрь 2011 года, какое бы ты решение принял бы сейчас?

- Точно такое же: создать профсоюз и решать проблемы работников с его помощью. Единственно, что мы бы пересмотрели, это сам процесс создания организации.





Все права защищены. При перепечатке материалов, активная ссылка на сайт обязательна.
© 2002-2013 | Ассоциация профсоюзов «Белорусский конгресс демократических профсоюзов» (АП БКДП) | www.bkdp.org
  220095, Республика Беларусь, г.Минск,
ул.Якубова, 80-80, офис.2,
E-mail: bcdtu@mail.ru
Т.ф. +375 (17)2148905 (06)

 

SEO: CMS Status-X