>Белорусский Конгресс Демократических Профсоюзов (БКДП)
Ассоциация профсоюзов
БЕЛОРУССКИЙ КОНГРЕСС
ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ПРОФСОЮЗОВ


   


НА КОРОТКОМ ПОВОДКЕ



Покровители белорусских властей твердят: поголовный перевод работающих на срочные контракты — распространенный вид найма во всем мире. Но при этом сознательно умалчивают о двух принципиальных моментах, пишет председатель БКДП Александр Ярошук на страницах газеты «Народная воля» от 18.12.2009 г.


Первый. Срочные контракты в цивилизованном мире составляют 20—25 процентов от общего количества трудовых договоров. Сфера их применения ограничивается определенным кругом отраслей и профессий. Кстати, Международная организация труда (МОТ) одну из важнейших своих задач видит в борьбе за обеспечение постоянной занятости работников.

Второй. Применение срочных контрактов в мире диктуется исключительно экономической целесообразностью. Другая немыслима на производстве, где есть собственник. Зачем ему переводить на временные условия найма поголовно всех своих работников и платить за ухудшение их правового положения, как и положено при контрактной системе, в 2—3 раза больше, чем обычно? Если он и пойдет на такой шаг, то только в отношении тех работников, чья квалификация или профессия носят эксклюзивный характер и в удержании которых собственник заинтересован.

Но это в нормальной рыночной экономике. У нас в стране поголовный перевод работников на временные условия найма был продиктован логикой не экономической, а политической целесообразности. Поэтому никто не собирался за существенное ухудшение правового положения повышать трудящимся зарплату в 2—3 раза. Поскольку экономика страны моментально стала бы банкротом, так как на срочных контрактах сегодня находится 90 процентов работающих!

Образно выражаясь, с трудовым народом власть сыграла в “наперстки”: право работать без оглядки и страха забрала, даже права уволиться лишила, а зарплату оставила практически неизменной. Обещали бублик, но решили, что работяге хватит и дырки от него.

Но в конце 90-х еще сохраняла самостоятельность Федерация профсоюзов Беларуси (ФПБ), возглавляемая тогда Владимиром Ивановичем Гончариком. Она смогла организовать массовые акции протеста против введения президентского Декрета №29 “О дополнительных мерах по совершенствованию трудовых отношений, укреплению трудовой и исполнительской дисциплины”, в которых приняли участие тысячи трудящихся по всей стране. Именно их настрой, который опирался на активную позицию руководства ФПБ, вынудил власть отложить на время свою сомнительную затею.

И только спустя несколько лет, в течение 2003—2004 годов, режим Лукашенко смог перевести основную массу трудящихся на срочные контракты. Напомню, при самом активном участии и пособничестве нового руководства ФПБ, уже возглавляемого Леонидом Козиком.

Прошел не один год, и теперь председатель ФПБ озаботился совершенствованием контрактной системы. Но всей этой мнимой заботе о преданных им трудящихся грош цена в базарный день. Поскольку целью ее является не отмена позорного средневекового крепостного права, не требование немедленной отмены Декрета №29, а попытка маскировки его оскорбительной для рабочего человека сути.

Пусть никого не вводит в заблуждение право для добросовестных трудящихся свободно переходить со срочных на бессрочные трудовые договоры, шумно рекламируемое руководством ФПБ. Достаточно просто задаться вопросом, по какому критерию будет определяться добросовестность работников. Нетрудно догадаться: исключительно по лояльности работника к политическому режиму, по его рабскому послушанию. Всем, кто не лоялен, уготована участь оставаться и дальше на коротком контрактном поводке с перспективой в любой момент пойти вон за ворота предприятия.

Давайте себе представим, что так называемого добросовестного рабочего перевели со срочного на бессрочный контракт. Спустя несколько месяцев он вдруг стал требовать повышения заработной платы, настаивать на улучшении условий труда или, не дай Бог, вступил в независимый профсоюз. Что ожидает проявившего такую активность рабочего? Правильно, обратный перевод с бессрочного на срочный контракт, обратная посадка на короткий поводок. Ведь никто не намерен касаться сути проблемы — отменять Декрет №29. Его решили лишь слегка усовершенствовать, или, как стыдливо выражается официоз, оптимизировать.

Спрашивается тогда, каким выдающимся подарком осчастливил трудовую Беларусь господин Козик? Если ранее при его прямом пособничестве рабочих поместили в трудовое гетто, то теперь лидер ФПБ озаботился миссией спасения тех, кто за годы нахождения в нем перевоспитался (с точки зрения режима и его приводного ремня — ФПБ). То есть вытравил из себя всякое человеческое достоинство, готов трудиться в условиях рабской покорности, полной зависимости и бесправия.

Верноподданнический порыв привел к тому, что господин Козик позволил себе белорусских рабочих, своих работодателей, словно плантатор рабов на невольничьем рынке, рассортировать на хороших и плохих, годных и негодных, достойных и не достойных перевода со срочных контрактов на бессрочные.

Впрочем, чему удивляться, если он, Козик, недавно прямо заявил, что он не собирается, в отличие от независимых профсоюзов, которые борются даже за одного уволенного, поднимать никакого шума по поводу увольнения даже сотен тысяч работников, состоящих в ФПБ. И действительно, какое Козику дело до их увольнений, если ранее с его благословения и с его помощью на шею рабочих надели петлю рабских контрактов? В том числе для того, чтобы не смели пикнуть, когда будут выбрасывать с предприятий.

Зададимся теперь вопросом, какие цели преследует режим, поручая нынешнему руководству ФПБ выступить с инициативой по совершенствованию контрактной системы. На наш взгляд, они следующие.

Первое. Власть осознает, что на фоне нарастающих негативных процессов в экономике проблема контрактов в совокупности с проблемами занятости и оплаты труда может стать серьезным дестабилизирующим фактором. Но, не желая от них как инструмента манипулирования трудящимися отказываться, она приняла решение отлакировать эту систему.

Второе. Инициативу совершенствования контрактной системы поручено озвучить ФПБ. Тем самым подчеркнуто значение, которое уделяется политической властью страны этой общественной организации. На фоне экономического кризиса важно хоть как-то подкрепить нулевой авторитет ФПБ в глазах трудящихся, чтобы отмобилизовать ее штрейкбрехерский ресурс на нейтрализацию возможного роста социальной напряженности в стране.

Интересно в связи с этим проследить за риторикой информационных ресурсов ФПБ в связи с инициативой Л.Козика. Она подается фактически как отмена контрактной системы. Бросается в глаза развязный, если не сказать хамский, тон в отношении правительства. ФПБ заявляет, что правительственные бюрократы игнорируют инициативу Л.Козика, направленную на совершенствование контрактной системы, получившую одобрение президента. В силу чего Федерация даже расхрабрилась объявить о мониторинге времени для окопавшейся в правительстве бюрократии, изощряясь в нелестных характеристиках в адрес специалистов профильных министерств.

Читать подобные опусы — вещь занимательная. С одной стороны, все это попахивает откровенным доносом одной подконтрольной государству структуры на другую. С другой — кто поверит в независимость, небывалую отвагу чиновников ФПБ, которые борются против засилья правительственных бюрократов? Кто поверит, что государственные чиновники в стране распустились настолько, что плевать хотели на поручения президента?

Если Козик такой самостоятельный, то почему он не излагает своих претензий непосредственно президенту? Дескать, что за дисциплина, Александр Григорьевич, в твоем правительстве, и почему ты не потребуешь от своих чиновников выполнения собственных поручений? Коль скоро этого нет, следовательно, это лишь спектакль, к тому же бездарно поставленный и с бездарной игрой бездарных актеров. Не надо быть Станиславским, чтобы воскликнуть: не верю!

Но если ФПБ в недопустимо грубой форме позволили наехать на правительство, значит, для власти сегодня ее судьба важнее, чем судьба правительства. Впрочем, мы еще раз убедились, что правительство в стране техническое и может использоваться в любых, в том числе утилитарных, целях.

Таким образом, власть по-прежнему рассматривает ФПБ в качестве важной и неотъемлемой части системы государственного управления. Невзирая на то, что подчинение организации, произошедшее в 2002 году с момента назначения заместителя главы администрации президента Л.Козика ее руководителем, повлекло за собой множество проблем в отношениях Беларуси с международным сообществом.

Все, что происходило потом: бесчисленные наказания со стороны МОТ, отзыв торговых преференций Европейского Союза за нарушения прав профсоюзов — есть прямое следствие тех событий. И пора бы понять, что нет иного выхода из сложившейся тупиковой ситуации, в том числе с возвратом торговых преференций ЕС, кроме как через решение проблемы ФПБ. А точнее, ее руководства.

Тот факт, что его никто и нигде, даже на постсоветском пространстве, вот уже 7 лет не признает, должен наконец заставить режим задуматься. Потому что при всем разнообразии отношений властей разных стран с профсоюзами (а там хватает всякого) только в Беларуси решились на тотальный контроль над ними. Больше последователей повторить этот опасный эксперимент не нашлось.

В результате что заслужили, то и получили. Пожалуй, нет сегодня другой столь проблемной и деградированной структуры, способной вызывать у власти серьезную головную боль, как ФПБ. Поскольку невооруженным глазом видно, как провокационные действия ее руководства, уход от реальных проблем в социально-экономической сфере, оторванность от нужд и забот трудящихся, которые несут на своих плечах трудности экономического кризиса, вызывают все большее их раздражение, а часто — и озлобление.

ФПБ медленно, но верно превращается в отстойник, название организации и имя ее руководителя все больше становятся именами нарицательными. Поэтому все, на что способно руководство ФПБ сегодня, — это провоцировать возмущение трудящихся и рост социальной напряженности в стране. В том числе и своей соглашательской политикой консервации ситуации вокруг крайне непопулярной темы срочных трудовых контрактов.

Очевидно, что режим не желает ослаблять жесткие тиски государственного управления ФПБ. Что ж, у него есть право считать свою политику в отношении профсоюзов правильной. Точно так, как у нас есть основания считать, что откровенно сервильный характер отношений ФПБ с государством, как в случае с краткосрочными контрактами, ничего хорошего ни стране, ни власти не принесет. Кроме серьезного усиления рисков, которые способны привести к драматическим последствиям в социально-экономической сфере с непредсказуемым исходом. Что, конечно же, не может не вызывать озабоченности.




22.12.2009





  Имя
 
 
Пожалуйста, решите эту задачу Задача:     =  


 
отправить сcылку по почте   |   версия для печати


ТОП НОВОСТИ

   Все новости »


Б Л О Г
АЛЕКСАНДРА
ЯРОШУКА

Блог Александра Ярошука

Всемирный день борьбы за достойный труд













Белорусский независимый профсоюз (БНП)
Свободный профсоюз - Полоцк
Свободный профсоюз металлистов
Белорусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП)
Mojazarplata.by








Белорусский независимый профсоюз (БНП) Белорусский независимый профсоюз (БНП) Свободный профсоюз металлистов (СПМ) Свободный профсоюз металлистов (СПМ) Белорусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Белорусский профсоюз работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Свободный профсоюз Белорусский (СПБ) Свободный профсоюз Белорусский (СПБ)




Главная  |  Визитная карточка БКДП  |  Архив новостей  |  Фотоархив   |    Контакты

Все права защищены. При перепечатке материалов, активная ссылка на сайт обязательна.
© 2002-2018 | Ассоциация профсоюзов «Белорусский конгресс демократических профсоюзов» (АП БКДП) | www.bkdp.org
  220095, Республика Беларусь, г.Минск,
ул.Якубова, 80-80, офис.2,
E-mail: bcdtu@mail.ru
Т.ф. +375 (17)2148905 (06)

  Rating All.BY

SEO: CMS Status-X